Полковник Роберт Баден-Пауэлл в Южной Африке
Англо-Бурская война. Иллюстрация.
28.01.2013

Полковник Роберт Баден-Пауэлл в Южной Африке

Шел октябрь 1899-го года. Полковник британской армии Роберт Баден-Пауэлл вместе со своим батальоном спешил на помощь солдатам Его Величества в городок Мафекинг, который расположился в одном из самых страгетически важных районов этой части Африки. Обстановка там накалилась до предела и буры стягивали к городу свои силы, готовясь начать осаду. Именно Бадену-Пауэллу было поручено руководить обороной.

Поезд, в котором передвигался батальон полковника, медленно полз по скрипучим рельсам и у Бадена-Пауэлла было предостаточно времени для изучения обстановки. Опытный разведчик, в своей жизни воевавший не только в африканских Саваннах, но и горах Индии и Пакистана, а так же на Балканском полуострове, прекрасно знал, как действовать в подобных ситуациях. Да, силы противника превосходили англичан в несколько раз, но при правильно организованной обороне, преимущество всегда имеет тот, кто находится в городе, а не за его пределами.

Поезд остановился на одной из небольших станций. Полковник решил немного размяться и пройтись по вагонам, где расположились его солдаты. Он убрал карандаш и карты в кожаную сумку и, захватив ее с собой, вышел из купе.

— Джонсон,— громко скомандовал Баден-Пауэлл, приводя в чувства задремавшего часового, несущего вахту у дверей командного вагона.

— Простите сэр,— спохватился солдат, неловко пытаясь принять надлежащее положение на своем посту,— виноват, сэр.

— Следите за вагоном, Джонсон,— спокойно ответил полковник, всегда умевший находить общий язык с подчиненными,— я отлучусь ненадолго и вернусь через полчаса. В мое купе никого не пускать. Все ясно?

— Так точно, сэр.

— И застегните верхнюю пуговицу, Джонсон, мы ведь с вами не в окопе.

В солдатском вагоне было не слишком весело. Солдаты прекрасно знали, куда направляются, и особого восторга от своей миссии не испытывали. Никто не шутил, не пел народных песен и лишь изредка тишину нарушали скабрезные комментарии играющих в карты сержантов.

Увидев вошедшего полковника, солдаты дружно вскочили со своих полок и встали по стойке смирно. Баден-Пауэлл рукой сделал им жест, продолжать свои дела и направился к столу сержантов.

— В карты играть, не самое лучшее время, не так ли, молодежь?,— язвительно спросил он, опираясь на шатающийся стол,— Мы с вами направляемся в самое пекло войны, а потому для вас могут существовать лишь одни карты – карты местности вокруг Мафекинга. Потому прошу изучить вероятную диспозицию противника,— полковник достал карту из сумки и бросил на стол,— вечером проверю ваши знания.

— Да сэр,— Баден-Пауэлл был не самым суровым командиром, но его уважали и спорить с ним никто не решался.

Далее полковник провел обычный ежедневный осмотр личного состава, сделав упор на внешнем виде каждого, прибавив к замечаниям и привычные комментарии вроде: “правильно, Смит, что не моете лицо, вас-то мы и пошлем в разведку в лагерь буров. Вас там явно примут за своего” или “Что это у вас с воротничком, Уотсон? В гости к дьяволу зовут не так часто, нужно выглядеть безупречно”. Еще со времен индийской кампании полковник уделял особое внимание воспитанию молодежи, понимая, что именно они составят цвет королевской армии через несколько лет.

— Что же мы не двигаемся так долго?,— спросил Баден-Пауэлл, выглядывая в окно. Стоянка поезда действительно затянулась,— за мной, Уотсон, проверим, в чем там дело.

Полковник вышел из вагона и отправился к паровозу. Сзади за ним еле поспевал рядовой Уотсон. У головного вагона уже собралась небольшая группа из офицеров, машиниста и пары-тройки гражданских работников станции.

— Доброе утро, господа. В чем дело? Почему стоим?,— взял под козырек полковник.

— Господин, офицер, поезд дальше не пойдет,— развел руками машинист.

— Как это не пойдет? Что произошло?,- нахмурился Баден-Пауэлл.

— «Молокососы», сэр,— объяснил машинист,— они узнали о вашем приближении и взорвали мост через ущелье в трех милях отсюда.

— «Молокососы»?,— пробормотал полковник, пытаясь вспомнить, где он мог слышать об этом отряде.

— Именно они, сэр,— кивнул головой один из офицеров,— чертов Жан Грандье и его банда.

— Жан Грандье по прозвищу «капитан Сорви-Голова»?,— задумчиво крутил кончик уса Баден-Пауэлл,— видите, Уотсон, что вытворяет этот мальчишка? А ведь он, если не ошибаюсь, на пять лет младше вас. Сначала они взрывают склад боеприпасов, потом уводят лошадей из под носа капитана Чарльстона, особождают десяток пленных буров, а теперь взрывают мост у нас на пути. И все это менее чем за месяц. Теперь нам придется пересесть на лошадей и двигаться в обход, а это два лишних дня пути. Вот с кого надо брать пример, Уотсон. Вот это решительность. Вот это выучка. Я восхищен этими юнцами. Но довольно, господа, готовьте лошадей, мы выдвигаемся немедленно.

* * *

После успешно организованной обороны Мафекинга полковник Баден-Пауэлл получил звание генерал-майора и вернулся на родину настоящим героем. Восхищенный самоотверженными действиями Жана Грандье он приступил к написанию учебных пособий по воспитанию молодежи в духе патриотизма и решительности, силы воли и выдержки, выносливости и остроты ума. В 1907-м году он организовал первый лагерь скаутов, где начал применять свои знания. Это движение быстро набрало популярность и распространилось во многих странах, сделав своего создателя Роберта Бадена-Пауэлла всемирно известным.


© Автор: Артём Демченков,
При копировании антифакта обязательно упоминание автора и гиперссылка на antifact.ru.